Предупреждение профессиональной деформации юриста

Одним из элементов постоянной работы с персоналом является предупреждение их профессиональной деформации. Профессиональная деформация – это болезнь или человеческий порок профессиональной деятельности, вырастающий из человеческой слабости? Можно ли излечить человека от этой болезни или специалиста от этого порока?

Лечение человека начинается с молоком матери и продолжается на протяжении всей жизни – это формирование личностных качеств человека в соответствии с общепринятыми человеческими ценностями. Лечение специалиста протекает в двух форматах. Один формат предусматривает лечение запущенного порока – развитой профессиональной деформации. Другой формат охватывает профилактические мероприятия по предупреждению профессиональной деформации.

Методы и приемы противодействия и лечения профессиональной деформации разрабатываются с учетом её вида. Различают следующие виды профессиональной деформации юриста: случайная, эпизодическая, временная или устойчивая, поверхностная или всеобщая. Любые нарушения проявляются в манере поведения, в культуре речи, психоматорике.

Антидеформационные программы включают совокупность социально-экономических, нравственно-воспитательных и организационно-управленческих мер, ряд из них имеет профилактическо-предупредительную направленность с целью снизить, нейтрализовать и убрать саму вероятность возникновения и развития предпосылок и проявлений профессиональных искажений, другие направлены на решительное пресечение деформационных проявлений.

Антидеформационные меры должны иметь комплексный характер и включают 1) формирование штата и отбор сотрудников, профессионально подготовленных к профессиональной деятельности, способных повышать свой уровень профессионализма, общительных, способных креативно мыслить, решать сложные проблемы, способных планировать свою деятельность, управлять своим временем и ограждать близких от негативного воздействия деформации личности, 2) прозрачность, гласность и гражданский контроль (контроль со стороны коллектива), 3) формирование и укрепление профессиональной культуры и иммунитета, 4) развитие и укрепление морально-нравственной и личностно-психологической устойчивости, 5) достойная оплата труда, 6) формирование должной системы взаимоотношений в коллективе и системы взаимоотношений руководства и сотрудников, 7) установка на соблюдение кодекса профессиональной этики, 8) совершенствование механизма управления персоналом.

Другой канал антидеформационных мер включает самозащитные механизмы специалиста по снижению, нейтрализации и предотвращению нервно-психических перегрузок. Человек должен уметь, научиться отдыхать, расслабляться, снимать нервно-психологическое напряжение и стрессы, оптимально-правильно планировать свою деятельность, свое время, чередовать рабочее время и время отдыха, выделяя личное время, освоить методы релаксации и отгородиться от угроз и неприятностей внешней среды.



Скрытая угроза в механизме самозащиты – это вероятность самоизоляции от житейских и семейных неурядиц, проблем клиента, воздвижения стены отчуждения от проблем клиента, появление полосы нечувствительности и безразличия к чужой беде и проблемам близких и друзей.

Другой скрыто-явной проблемой профессиональной деформации юриста выступает система двойных стандартов. Наиболее ярко двойные стандарты проявляются при соотношении реальной практики и кодексов профессиональной этики, принятыми юридическими сообществами. Недостаточно прочитать, знать и цитировать Кодекс, надо научиться его соблюдать, следовать его положениям. Замечательный по содержанию Федеральный Кодекс профессиональной этики адвоката, дополняемый региональными кодексами этики, рядом юристов игнорируется и не соблюдается.

Этика юриста провозглашает нравственно-моральную устойчивость, честность и тактичность, справедливость и независимость, организованность и обязательность. Эти провозглашенные в кодексах этики личностно-профессиональные качества не всегда, не везде и не всеми юристами соблюдаются.

Примеров достаточно, география обширная, гендерной привязанности нет.

По сообщению пресс-служба СКР по Нижегородской области, суд Канавинского района 25 июня 2012 г. вынес приговор адвокату палаты адвокатов Нижегородской области, которая обвинялась в присвоении чужого имущества и невыплате заработной платы в период исполнения обязанностей конкурсного управляющего для проведения процедуры банкротства ООО «Тихорецкое 1».

Адвокат Ивановской городской коллегии адвокатов № 3 признан виновным по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ: вымогательство в крупном размере.

Адвокат Астраханской региональной коллегии адвокатов осужден за попытку мошенничества на сумму 500 тыс. рублей. Он был признан виновным по ч. 3 ст.30, ч. 3 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество с использованием своего служебного положения) и приговорен к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.



Курский адвокат осужден за незаконный оборот и сбыт психотропных веществ (амфетамина).

Суд Центрального района Новосибирска вынес обвинительный приговор в отношении адвоката, признанной виновной в хищении имущества в особо крупном размере. Адвокат предоставила клиенту заведомо ложную информацию, что имеет возможность решить вопрос о прекращении уголовного дела за три миллиона рублей, которые якобы пойдут руководству Главного следственного управления ГУВД по НСО. Полученные от клиента денежные средства, она присвоила себе.

Таганский суд Москвы приговорил новосибирского юриста, который работал исполнительным помощником крупного предпринимателя из Сибири, к 3,5 года лишения свободы за попытку украсть 17 миллионов долларов после смерти патрона.


6893745214460030.html
6893820069584908.html
    PR.RU™